Глава 10. Тучи сгущаются.

– Как это было здорово! Это была самая-самая классная ночь в моей жизни! Повелитель поведал мне всё-всё! Как я счастлив, что...

Звучный зевок Кианги оборвал экзальтированные словоизлияния Джубы.

– Для тебя что, не любопытно, Ки? – нахмурился тот.

– Представь для себя, нет. Навряд ли папа поведал для тебя больше, чем говорил Глава 10. Тучи сгущаются. мне, – усмехнулась принцесса. Джуба только фыркнул.

Фуруфу молчал, улыбаясь своим мемуарам. Он готов был поспорить, что его Ночь равноденствия прошла намного лучше, чем у Джубы. Навряд ли Кову говорил Джубе все свои детские шалости и мечты, навряд ли Джуба услышал рассказ о захватывающем чувстве первой любви и о том Глава 10. Тучи сгущаются., как верно ухаживать за львицами... Фуруфу мечтательно вздохнул.

– Что ты вздыхаешь, Фур? – опечаленный Джуба очевидно начинал находить предпосылки для потасовки, чтоб хоть на ком-то выплеснуть раздражение. Не Киангу ведь, по правде, бить.

– Да отстань ты от него, – проворчала Бариди. – Он для тебя ничего отвратительного не сделал. Это ты бросил Глава 10. Тучи сгущаются. его, уйдя на Ночь с Королём!

Джуба открыл было пасть, но передумал и, обидевшись совсем, ушёл.

– Ловко ты его, – хихикнула Кианга.

– А нечего так нос задирать. Тоже мне, представляла, – потягиваясь, усмехнулась Екунда.

– Кианга! – донёсся в один момент до ушей львят клич Царицы.

– Ой... хорошо, мне пора. Пока, ребят, – и Глава 10. Тучи сгущаются., легонько боднув на прощание Екунду, принцесса удрала.

– Как думаешь, она правда выйдет за Джубу, когда вырастет? – томно спросила Бариди.

– Сомневаюсь, – хмыкнула Екунда. – По-моему, он её бесит.

– А за кого же тогда? – опешила Бариди.

– Не знаю. Похоже, она вообщем не желает выходить замуж... – тема была Екунде очевидно неприятна. Она Глава 10. Тучи сгущаются. вытерпеть не могла дискуссировать кого-то за спиной, тем паче её наилучшую подругу. – Эй, Фур! – кликнула она, чтоб свернуть тему. – Хватит улыбаться, как кретин, пошли разыщем этого хвастуна Джубу, пока солнце не село.

Мама и дочь посиживали на любимом месте для откровенных бесед – самой вершине Прайдрока, любуясь броским Глава 10. Тучи сгущаются. оранжевым закатом.

– Ну, расскажи, как прошла твоя 1-ая Ночь равноденствия, – нежно улыбаясь, проговорила Киара. – Для тебя не было скучновато?

– Нет, что ты, мам, – улыбнулась принцесса. – Нам с Ку было забавно. Мы так смеялись, что нас слышали Фур с дедушкой.

– Ну и отлично, – Киара нежно лизнула зашеек дочери. – Знаешь, я позвала тебя Глава 10. Тучи сгущаются. сюда, чтоб напомнить, что в один прекрасный момент ты станешь Царицой... Ты помнишь об этом?

– Естественно, мам. Правда, время от времени я сомневаюсь, стоит... Я так боюсь сделать чего-нибудть некорректно...

– Все страшатся, милая. Думаешь, я либо твой папа не боимся? И это прекрасно... Означает, ты Глава 10. Тучи сгущаются. ощущаешь ответственность за свои поступки. Тот, кто не ощущает ответственности, может натворить много бед... Но ты справишься.

Кианга вздохнула.

– Мне ещё длительно даже до совершеннолетия, мам.

– К таким вещам нужно готовиться с юношества, – засмеялась Киара. – Мой папа начал приучивать меня к мысли, что в один прекрасный момент я стану Глава 10. Тучи сгущаются. Царицой, чуть не с момента, когда я открыла глаза. И знаешь, я признательна ему за это. Я только желаю, чтоб у тебя всё было отлично. И чтоб ты была счастлива.

Кианга замурлыкала и лаского потёрлась о бок львицы.

– Я счастлива, мать. Когда вы все со мной, ты, папа, бабушка с дедушкой, мои Глава 10. Тучи сгущаются. друзья, я счастлива...

Нала и Мхиту нерасторопно ходили по вечереющему Прайдленду, делясь впечатлениями о прошедшей торжественной ночи. Тени деревьев, отбрасываемые заходящим солнцем, затейливо переплетались, рисуя на мягенькой травке диковинные узоры. Ветра не было. Его не было уже неделю, что вызывало волнение Королевы-Матери.

– Вроде бы не началась засуха, – обеспокоенно Глава 10. Тучи сгущаются. произнесла она и опять возвратилась к теме разговора. – Знаешь, у тебя красивая дочь. Она мудра не по годам.

– Ну, наверняка, вся в тётушку, – засмеялся лев.

– Да уж точно навряд ли в папочку, – рассмеялась Нала. – Кстати, где её мама? Ты ведь гласил, что она придёт с твоим отпрыском Глава 10. Тучи сгущаются.?

– Она не смогла придти, – нахмурился Мхиту. – И, если честно, я волнуюсь, всё ли с ней в порядке... Мбайя вообщем странновата...

Услышав имя, Нала резко тормознула. Её глаза сузились, ноздри же, напротив, расширились, скупо вдыхая сухой воздух раскалённой за денек саванны.

– Как, ты произнес, её зовут? – практически безразличным тоном Глава 10. Тучи сгущаются. спросила она. Глас её звучал расслабленно, но это было спокойствие вулкана, готового вот-вот подорваться, спокойствие векового ледника, в последующий момент с грохотом рушащегося и несущегося вниз, сметая всё на своём пути большими кровожадными глыбами льда...

– Мбайя, – незначительно удивлённо отозвался лев. – Почему мы тормознули?

– Мхиту, – вкрадчиво заговорила Нала. – Расскажи мне о Глава 10. Тучи сгущаются. ней. Она родилась в твоём прайде?

– Нет, – всё больше удивляясь, ответил Мхиту. – Она пришла в прайд нашего отца с востока, когда я был ещё совершенно юн. Я только что достигнул совершеннолетия. Она же была на год постарше. Выходит, она твоя ровесница. Мощная, ловкая, наилучшая в охоте, она захватила Глава 10. Тучи сгущаются. моё сердечко собственной изящностью... Она длительно не отвечала мне взаимностью, но мне удалось достигнуть её, – хвастливо добавил лев. – Кстати, я как раз желал спросить тебя о ней. Видишь ли, она похожа на неких львиц из бывшего прайда этой злостной... ну как её... Зиры, вот. У их такая уникальная наружность Глава 10. Тучи сгущаются., почему я и опешил. Я задумывался, моя Мбайя одна такая.

– Редчайшее имя, – процедила Нала. – Не любая мама назовёт так собственного ребёнка.

– Да, я тоже был поражён. Мбайя произнесла, что она была нежеланным ребёнком, потому её мама и одарила её таким именованием...[2] Она желала даже поменять имя, но не смогла привыкнуть Глава 10. Тучи сгущаются.... Не откликалась, когда я пробовал именовать её по-другому... Так и осталось. Ну иногда она с лихвой оправдывала имечко, – хихикнул лев. – От её вспышек гнева удирали даже слоны.

Нала молчала, сцепив зубы.

– Нала? Что случилось, сестрёнка?

– Мхиту, – в конце концов медлительно выговорила она. – Помнишь, я говорила для тебя, что Глава 10. Тучи сгущаются. совместно с Киарой у меня родился отпрыск, погибший скоро после рождения?

Лев недоумённо кивнул. Он всё ещё никак не мог осознать, куда клонит Нала.

– После того, как был изгнан прайд Зиры, в нашем прайде осталась одна из её львиц. Она не участвовала в восстании, и поэтому Симба пощадил её. Она Глава 10. Тучи сгущаются. вела себя тише воды, оказывала бесценную помощь на охоте – её сила и ловкость были как раз кстати очень поредевшему охотничьему отряду... Но в ночь, когда непонятно кем был убит Чака прямо у моих лап, – глас Налы сорвался, но она сдержалась. – Эта львица безо всяких следов пропала. Из нашего Глава 10. Тучи сгущаются. прайда её больше никто никогда не лицезрел.

Мхиту молчал, смотря в землю. Его брови были нахмурены.

– Мхиту... – чуть слышно произнесла Нала, но здесь же прокашлялась, и её глас окреп. – Мхиту. Эту львицу звали Мбайя.

Мгла поредела. Низины покрыл туман. Над равниной возвышалась, ярко белея заснеженной верхушкой, величавая гора Глава 10. Тучи сгущаются. Килиманджаро.

На заднем выступе Горы лежала Нала. Всю ночь она рыдала, рыдала и не могла тормознуть. Мемуары, горьковатые, как полынь, нахлынули на неё, захлестнув с головой, сдавливая грудную клеточку. Каждый всхлип причинял боль, как будто на грудь львицы давили прохладные каменные плиты. Жаркие слёзы текли по её щекам, падая на нечуткий Глава 10. Тучи сгущаются. камень. Она не лицезрела и не слышала ничего вокруг. Горе, безбрежное, как океан – большая голубая вода, о которой говорила Зузу, мама Зазу, побывавшая на самом краю континента – заполняло душу львицы, разрывая её на мелкие куски. Львице казалось, что она даже слышит треск. И через этот треск Глава 10. Тучи сгущаются. Нала не слышала тихих шагов подошедшего льва.

– Возлюбленная, – шепнул Симба, наклоняясь и лаского касаясь носом её лица. – Моя милая... Ты не пришла ко мне ночевать... Я беспокоился...

– Симба, – всхлипнула львица и заплакала ещё посильнее. – Оставь... меня... пожалуйста, – еле выговорила она меж всхлипываниями. – Я желаю... побыть одна.

Мудрейший лев отлично умел Глава 10. Тучи сгущаются. разбираться в интонациях. За последние годы, после многому научившей его истории с Кову и войной прайдов, он научился тонко ощущать, когда лев либо львица молвят правду либо врут, когда стоит веровать их словам либо, напротив, сделать оборотное. И на данный момент он сообразил, что его супруге вправду необходимо одиночество. Он лицезрел Глава 10. Тучи сгущаются., что горе пожирает её изнутри. Такое же, как в то утро, когда они пробудились и узрели, что их отпрыска, их надежды и опоры, больше нет... Не говоря больше ни слова, лев несколько раз лаского лизнул Налу за ухом и направился назад в пещеру. Но отойдя на пару шажков Глава 10. Тучи сгущаются., он обернулся.

– Мы справимся, возлюбленная, – звучно произнес он, чтоб она услышала. И она услышала – он сообразил это по её дёрнувшимся ушам. – Мы справимся. Мы всё вынесем, пока мы вкупе. У тебя есть семья, помни об этом. Мы всегда с тобой. Ты мощная, возлюбленная, ты справишься...

Нала всхлипывала, слушая удаляющиеся тяжёлые Глава 10. Тучи сгущаются. шаги льва. В один прекрасный момент он уже гласил ей это – много-много годов назад... И она совладала тогда. Управится и сейчас, Симба прав. Рано опускать лапы. Она ни за что не сдастся. Она будет биться до последнего вздоха...

– Помоги мне, о Айхею, – тихо простонала львица Глава 10. Тучи сгущаются., смотря в уже совершенно светлое небо. – Помоги мне...


glava-10-zapadnaya-vetv-b-f-porshnev-sovremennoe-sostoyanie-voprosa-o-reliktovih-gominoidah.html
glava-10-zemledelcheskie-obshini-biografiya-l-n-tolstogo.html
glava-10-zloveshaya-hizhina.html