Глава 11. Мимы — новые репликаторы.

Глава 11. Мимы — новые репликаторы.

Все, что говорилось до сего времени, не много относилось конкретно к человеку, хотя делалось это ненамеренно. Термин «машина выживания» был избран частично поэтому, что слово «животное» исключало бы из сферы внимания растения, а для неких читателей — и человека. Мои рассуждения должны, prima facie, относиться к хоть какому существу, возникшему в процессе эволюции Глава 11. Мимы — новые репликаторы.. Если некий вид следует исключить из рассмотрения, то для этого должны быть особенные и весомые предпосылки. Имеются ли весомые предпосылки для того, чтоб признать исключительность вида Человек разумный? Я полагаю, что на это следует ответить утвердительно.

Огромную часть всего, что есть необыкновенного в человеке, можно вместить Глава 11. Мимы — новые репликаторы. в одно слово: «культура». Я использую это слово в его научном, а не снобистском смысле. Передача культурного наследства подобна генетической передаче: будучи в собственной базе ограниченной, она может породить некоторую форму эволюции. Джефри Чосер не сумел бы беседовать с современным британцем, невзирая на то, что они связаны вместе непрерывной цепью из 2-ух Глава 11. Мимы — новые репликаторы. 10-ов поколений британцев, любой из которых полностью мог бы вести разговор со своими конкретными соседями по этой цепи, как отпрыск гласит со своим папой. Язык, по-видимому, «эволюционирует» негенетическими методами и со скоростью, на несколько порядков величины выше, чем эволюция генетическая.

Передача культурного наследства характерна не только Глава 11. Мимы — новые репликаторы. лишь человеку. Лучший узнаваемый мне пример не так давно обрисовал П. Дженкинс (Р. F. Jenkins); он касается песни седлистой гуйи — птицы, обитающей на островах близ побережья Новейшей Зеландии. На полуострове, где работал Дженкинс, у гуйи был целый репертуар из приблизительно 9 верно различающихся песен. Каждый отдельный самец исполнял только Глава 11. Мимы — новые репликаторы. одну либо несколько из этих песен, так что птиц можно было разбить на диалектные группы. К примеру, одна группа, в которую входили восемь самцов, занимавших примыкающие местности, исполняла одну определенную песню, нареченную песня СС. Другие диалектные группы исполняли другие песни. Время от времени у членов одной диалектной группы была не Глава 11. Мимы — новые репликаторы. одна, а несколько общих песен. Сравнивая песни отцов и отпрыской, Дженкинс установил, что они не наследуются на генном уровне. Каждый юный самец, по-видимому, перенимал песни у собственных соседей по местности, подражая им, подобно тому, как обучается родному языку ребенок. В течение большей части времени, проведенного Дженкинсом на полуострове, там было Глава 11. Мимы — новые репликаторы. определенное число песен, собственного рода «песенный фонд», из которого каждый юный самец черпал свой маленький репертуар. Но время от времени Дженкинсу выпадала фортуна быть очевидцем «сочинения» новейшей песни, возникавшей в итоге ошибки, допущенной при имитации одной из старенькых песен. Он пишет: «Новые формы песен появляются по-разному — в Глава 11. Мимы — новые репликаторы. итоге конфигурации высоты тона, повторения какого-либо тона, прерывания того либо другого тона либо комбинирования отдельных частей других имеющихся песен. Новенькая форма появлялась в один момент и не достаточно изменялась в протяжении пары лет. В предстоящем в ряде всевозможных случаев этот новый вариант передавался без искажений более юным птицам, так Глава 11. Мимы — новые репликаторы. что появлялась группа песен с очевидно выраженным сходством». Дженкинс именует появление новых песен «культурными мутациями».

Эволюция песни у седлистой гуйи вправду происходит негенетическими методами. Есть и другие примеры культурной эволюции у птиц и обезьян, но это просто достойные внимания курьезы. Для того чтоб вправду узреть, на что способна культурная Глава 11. Мимы — новые репликаторы. эволюция, следует обратиться к человеку. Язык — это всего только один из многих примеров. Мода на одежку и пищу, ритуалы и обычаи, искусство и архитектура, техника и разработка — все это развивается в историческое время, при этом развитие это припоминает очень ускоренную генетическую эволюцию, не имея по сути Глава 11. Мимы — новые репликаторы. никакого к ней дела. Но, как и в генетической эволюции, изменение может быть прогрессивным. В неком смысле современная наука вправду лучше науки древней. По мере того как проходят одно столетие за другим, наше осознание Вселенной не только лишь меняется, оно совершенствуется. По общему признанию, современный расцвет начался исключительно в эру Возрождения Глава 11. Мимы — новые репликаторы., которой предшествовал сумрачный период застоя, когда европейская научная культура застыла на уровне, достигнутом старыми греками. Но, как мы удостоверились в гл. 5, генетическая эволюция тоже может совершаться методом ряда маленьких бросков, разбитых периодами стабильности.

Об аналогии меж культурной и генетической эволюцией молвят нередко, время от времени с совсем ненадобным Глава 11. Мимы — новые репликаторы. магическим привкусом. Аналогию меж научным прогрессом и генетической эволюцией при помощи естественного отбора в особенности тщательно разглядел сэр Карл Поппер (Karl Popper). Я желаю пойти даже далее, затронув направления, исследуемые также, к примеру, генетиком Л. Кавалли-Сфорца (L.L. Cavalli-Sforza), антропологом Ф. Клочком (F.T. Cloak) и этологом Глава 11. Мимы — новые репликаторы. Дж. Калленом (J.M. Сullen).

Как страстный дарвинист я не был удовлетворен объяснениями поведения человека, предложенными моими настолько же страстными сотрудниками. Они пробуют отыскать «биологические преимущества» в разных атрибутах людской культуры. К примеру, религии простых племен рассматриваются как механизм, помогающий укреплению группового самосознания; это очень принципиально для вида, который охотится стаей Глава 11. Мимы — новые репликаторы., при всем этом каждый участник своры рассчитывает, что благодаря кооперации получится схватить крупную и быстроногую жертву. Нередко заблаговременно принятая эволюционная концепция, в рамках которой формулируются такие теории, предполагает групповой отбор, но эти теории можно перефразировать в определениях ортодоксального отбора генов. Человек провел огромную часть нескольких последних Глава 11. Мимы — новые репликаторы. миллионов лет, живя малеханькими группами, связанными родством. Может быть, кин-отбор и отбор, благоприятствующий реципрокному альтруизму, действовали на гены человека, создавая многие из наших главных психических атрибутов и склонностей. Сами по для себя эти идеи применимы, но мне кажется, что они пасуют перед таковой превосходной задачей, как разъяснение происхождения Глава 11. Мимы — новые репликаторы. культуры, культурной эволюции и больших различий людской культуры в различных частях земного шара — от последнего эгоизма Лика из Уганды, описанного Колином Тернбуллом (Colin Turnbull), до смиренного альтруизма Арапеша, воспетого Маргарет Мид (Margaret Mead). Я думаю, нам снова следует начать заново и возвратиться к первоосновам. Я собираюсь высказать мировоззрение, сколь Глава 11. Мимы — новые репликаторы. бы оно ни показалось внезапным из уст создателя первых глав, что для того чтоб осознать эволюцию современного человека, мы должны отрешиться от гена как единственной базы наших представлений об эволюции. Я убежденный дарвинист, но мне кажется, что дарвинизм очень величавая теория и не может ограничиваться узенькими рамками гена. В Глава 11. Мимы — новые репликаторы. моих рассуждениях ген употребляется только в качестве аналогии, менее того.

В чем, в конечном счете, основная особенность генов? В том, что они являются репликаторами. Считается, что законы физики справедливы во всех доступных наблюдению точках Вселенной. Есть ли какие-нибудь био законы, которые могли бы носить таковой же универсальный нрав? Когда космонавты Глава 11. Мимы — новые репликаторы. отправятся к отдаленным планеткам в поисках жизни, они могут повстречаться с созданиями, так необычными и неземными, что нам тяжело их для себя представить. Но есть ли чего-нибудть, что характерно всему живому, где бы оно ни находилось и на чем бы ни основывалась его химия? Если б оказалось Глава 11. Мимы — новые репликаторы., что есть такие формы жизни, химия которых базирована на кремнии, а не на углероде, либо употребляет аммиак, а не воду, если б обнаружились формы, которые при температуре минус 100°С вскипают и погибают, либо формы, базирующиеся совсем не на химии, а на каких-либо очень хитрых электрических схемах, то мог Глава 11. Мимы — новые репликаторы. бы все же существовать некоторый общий закон, которому подчинялось бы все живое? Очевидно, я этого не знаю, но если б мне пришлось держать пари, я бы сделал ставку на один базовый закон — закон о том, что все живое эволюционирует в итоге дифференциального выживания реплицирующихся единиц. Случилось так, что реплицирующейся единицей, преобладающей Глава 11. Мимы — новые репликаторы. на нашей планетке, оказался ген — молекула ДНК. Может быть существование и других таких единиц. Если они есть, то при наличии неких других критерий они безизбежно составляют базу некоторого эволюционного процесса.

Но нужно ли нам отчаливать в дальние миры в поисках репликаторов другого типа и, как следует Глава 11. Мимы — новые репликаторы., других типов эволюции? Мне думается, что репликатор нового типа не так давно появился конкретно на нашей планетке. Он еще пока находится в детском возрасте, все еще неуклюже барахтается в собственном первичном бульоне, но эволюционирует с таковой скоростью, что оставляет старенькый хороший ген далековато сзади.

Новый бульон — это бульон людской культуры. Нам нужно Глава 11. Мимы — новые репликаторы. имя для нового репликатора, существительное, которое отражало бы идею о единице передачи культурного наследства либо о единице имитации. От подходящего греческого корня выходит слово «мимом», но мне охото, чтоб слово было односложным, как и «ген». Я надеюсь, что мои получившие традиционное образование друзья простят мне, если я Глава 11. Мимы — новые репликаторы. сокращу «мимом» до слова мим.

Примерами мимов служат мелодии, идеи, престижные словечки и выражения, методы варки похлебки либо сооружения арок. Точно так же, как гены распространяются в генофонде, переходя из 1-го тела в другое при помощи сперматозоидов либо яйцеклеток, мимы распространяются в том же смысле, переходя из 1-го мозга в Глава 11. Мимы — новые репликаторы. другой при помощи процесса, который в широком смысле можно именовать имитацией. Если ученый услышал либо прочел об увлекательной идее, он докладывает о ней своим сотрудникам и студентам. Он упоминает о ней в собственных статьях и лекциях. Если мысль подхватывается, то молвят, что она распространяется, передаваясь от 1-го мозга другому. Как Глава 11. Мимы — новые репликаторы. роскошно определил мой сотрудник Н. Хамфри (N.K. Humphrey) смысл ранешнего эскиза этой главы, «мимы следует рассматривать как живы структуры не только лишь в метафорическом, да и в техническом смысле. Посадив в мой разум плодовитый мим, вы практически поселили в нем паразита, превратив тем разум в носителя, где происходит Глава 11. Мимы — новые репликаторы. размножение этого мима, точно так же, как плодится какой-либо вирус, ведущий паразитическое существование в генетическом аппарате клетки-хозяина. И это не просто facon de parler (фр. образное выражение): мим, скажем, «веры в загробную жизнь» реализуется на физическом уровне миллионы раз, как некоторая структура в нервной Глава 11. Мимы — новые репликаторы. системе отдельных людей по всему земному шару».

Разглядим представление о Боге. Мы не знаем, как оно появилось в мимофонде. Может быть, оно появлялось неоднократно методом независящих «мутаций». Во всяком случае это очень древняя мысль. Как она реплицируется? При помощи устного и письменного слова, подкрепляемого величавой музыкой и изобразительным искусством. Почему эта мысль Глава 11. Мимы — новые репликаторы. обладает таковой высочайшей выживаемостью? Напомним, что в этом случае «выживаемость» значит не выживание гена в генофонде, а выживание мима в мимофонде. По сути вопрос состоит в последующем: в чем та «особость» идеи о Боге, которая присваивает ей такую стабильность и способность просачиваться в культурную, среду? Выживаемость неплохого Глава 11. Мимы — новые репликаторы. мима, входящего в мимофонд, обусловливается его большой психической привлекательностью. Мысль Бога дает на 1-ый взор приемлемый ответ на глубочайшие и волнующие вопросы о смысле существования. Она позволяет возлагать, что несправедливость на этом свете может быть вознаграждена на том свете. «Всегда протянутые руки», готовые поддержать нас в минутки нашей беспомощности, которые, подобно Глава 11. Мимы — новые репликаторы. плацебо, никак не теряют собственной действенности, хотя и есть только в нашем воображении. Вот некие из обстоятельств, по которым мысль Бога с таковой готовностью копируется поочередными поколениями личных мозгов. Бог существует, пусть только в форме мима с высочайшей выживаемостью либо инфекционностью, в среде, создаваемой людской культурой.

Некие из Глава 11. Мимы — новые репликаторы. моих коллег увидели мне, что эти рассуждения о выживаемости мима о Боге принимаются без доказательств. В конечном счете они всегда желают возвратиться к «биологическому преимуществу». Им недостаточно слов, что мысль о Боге обладает «большой психической привлекательностью». Они желают знать, почему она ею обладает. Психическая привлекательность значит привлекательность Глава 11. Мимы — новые репликаторы. для мозга, а мозг формируется в итоге естественного отбора генов в генофондах. Они желают установить, каким образом наличие такового мозга увеличивает выживаемость генов.

Мне очень симпатичен таковой подход и у меня нет колебаний, что наличие у человека мозга дает ему определенные генетические достоинства. Но все же я полагаю, что эти Глава 11. Мимы — новые репликаторы. коллеги, если они пристально изучат те базы, на которых строятся их собственные допущения, найдут, что они принимают на веру не меньше, чем я. Главнейшая причина, почему лучше разъяснять био явления исходя из убеждений генетических преимуществ, заключается в том, что гены представляют собой репликаторы. Как в первичном бульоне сложились условия Глава 11. Мимы — новые репликаторы., в каких молекулы могли самокопироваться, репликаторы приняли эту функцию на себя. В течение более чем 3-х тыщ миллионов лет ДНК была единственным на свете репликатором, заслуживающим внимания. Но она не непременно должна сохранять свои монопольные права надолго. Каждый раз, когда появляются условия, в каких какой-нибудь новый репликатор может создавать собственные Глава 11. Мимы — новые репликаторы. копии, эти новые репликаторы будут стремиться взять верх и начать свою эволюцию нового типа. В один прекрасный момент начавшись, эта новенькая эволюция никак не должна занимать подчиненное положение по отношению к прежней. Древняя эволюция, происходящая методом отбора генов, создав мозг, предоставила «бульон», в каком появились 1-ые мимы. После возникновения Глава 11. Мимы — новые репликаторы. самокопирующихся мимов началась их собственная, еще более стремительная эволюция. Мы, биологи, так глубоко прониклись мыслью генетической эволюции, что часто забываем о том, что это только одна из многих вероятных эволюций.

Имитация в широком смысле — это тот метод, которым гены могут реплицироваться. Это аналог естественного отбора. Я приводил некие примеры Глава 11. Мимы — новые репликаторы. свойств, обусловливающих высшую выживаемость мимов. Но в общем они должны быть такими же, как свойства, обсуждавшиеся для репликаторов в гл. 2: долговечность, плодовитость и точность копирования. Долговечность каждой отдельной копии мима, так же как и каждой отдельной копии гена, возможно, относительно несущественна. Копия песни "Auld Lang Sune Глава 11. Мимы — новые репликаторы." («Старая дружба»), хранящаяся в моем мозгу, сохранится только до того времени, пока я живой. Копия той же песни, написанная в моем экземпляре "The Scottish Student's Song Book" («Песенник шотландского студента»), навряд ли просуществует много подольше. Но я надеюсь, что копии той же песни сохранятся на века в мозгу Глава 11. Мимы — новые репликаторы. людей и на бумаге. Для мимов, как и для генов, плодовитость еще важнее, чем долговечность. Если данный мим представляет собой научную идею, то его распространение будет зависеть от того, сколь применима эта мысль для популяции ученых; ориентировочную оценку ее выживаемости может дать подсчет ссылок на нее в научных журнальчиках Глава 11. Мимы — новые репликаторы. за ряд лет. Если мим — это пользующаяся популярностью песенка, то о ее распространенности в мимофонде можно судить по числу людей, насвистывающих ее на улицах. Если это фасон дамской обуви, то его популярность можно найти по данным обувных магазинов о акции распродажи этой модели. Некие мимы, подобно неким генам, добиваются блестящего краткосрочного фуррора Глава 11. Мимы — новые репликаторы., но не сохраняются в мимофонде навечно. Примерами служат шлягеры либо туфли на шпильках. Другие, как законы иудейской религии, распространяются в протяжении 1000-летий, обычно вследствие долговечности письменных свидетельств.

Это подводит нас к третьему принципиальному условию фуррора репликаторов: точности копирования. Должен признаться, что тут я стою на зыбучей почве. На Глава 11. Мимы — новые репликаторы. 1-ый взор совсем не кажется, что мимы реплицируются с высочайшей точностью. Каждый раз, когда ученый слышит о какой-нибудь идее и докладывает о ней кому-то другому, он, возможно, чуть-чуть ее изменяет. Я не скрывал, сколь многим эта книжка должна идеям Р. Трайверса. Но при всем этом я не Глава 11. Мимы — новые репликаторы. излагал их его словами. Я перекручивал их в согласовании со своими своими целями, изменяя акценты, соединяя идеи Трайверса со своими и с мыслями других ученых. Его мимы передаются вам в модифицированной форме. Это совершенно непохоже на корпускулярную передачу генов по принципу «все либо ничего».

Создается воспоминание, что передача мимов Глава 11. Мимы — новые репликаторы. связана с непрерывным мутированием, также со слиянием.

Может быть, что это воспоминание некорпускулярности призрачно и не разрушает аналогии с генами. Ведь в конечном счете, если посмотреть на наследование таких генетических признаков, как рост либо цвет кожи человека, то они не кажутся результатом деятельности неразделимых либо несмешивающихся Глава 11. Мимы — новые репликаторы. генов. Детки от брака меж представителями темной и белоснежной расы не бывают темными либо белоснежными — они промежные. Это не означает, что гены, определяющие цвет кожи, некорпускулярны. Это только значит, что в определении цвета кожи участвует настолько не мало генов и эффект каждого из их так мал, что создается воспоминание Глава 11. Мимы — новые репликаторы., как будто они соединяются. До сих поря гласил о мимах так, как если б было разумеется, из чего состоит один единичный мим. Но, очевидно, это далековато не разумеется. Я гласил, что одна песенка соответствует одному миму. Но что все-таки такое симфония? Сколько она вмещает мимов? Соответствует ли миму любая ее Глава 11. Мимы — новые репликаторы. часть, любая различимая фраза мелодии, каждый такт, каждый аккорд либо что-то еще?

Я прибегаю к тому же словесному приему, который был применен в гл. 3. Там я поделил «генами комплекс» на большие и маленькие генетические единицы и на единицы снутри этих единиц. Ген был определен не как Глава 11. Мимы — новые репликаторы. некоторая жесткая единица, как единица, предназначенная для удобства: участок хромосомы, самокопирующийся с достаточной точностью, чтоб служить жизнестойкой единицей естественного отбора. Если какая-то одна фраза из девятой симфонии Бетховена так просто узнается и запоминается, что ее можно вырвать из всей симфонии и использовать в качестве позывного сигнала одной, доводящей до вступления Глава 11. Мимы — новые репликаторы. собственной назойливостью, европейской радиостанции, то соответственно она заслуживает наименования мима. Меж иным, эти позывные значительно воздействовали на мою способность услаждаться этой симфонией.

Схожим же образом, когда мы говорим, что в наши деньки все биологи веруют в теорию Дарвина, мы не имеем в виду, что в мозгу каждого биолога Глава 11. Мимы — новые репликаторы. запечатлена схожая копия четких слов самого Чарлза Дарвина. Каждый индивид по-своему интерпретирует идеи Дарвина. Он, может быть, вызнал о их не из трудов самого Дарвина, а из работ более поздних создателей. Почти все из того, что гласил Дарвин, в деталях ошибочно. Если б Дарвин прочел эту книжку Глава 11. Мимы — новые репликаторы., он чуть ли вызнал бы в ней свою свою теорию в ее начальном виде, хотя я надеюсь, что ему понравилось бы то, как я ее выложил. И все же существует что-то, некоторая суть дарвинизма, которая содержится в мозгу каждого, кто соображает эту теорию. Без этого практически хоть какое Глава 11. Мимы — новые репликаторы. утверждение о том, что два человека согласны в чем либо вместе, было бы лишено смысла. «Мим-идею» можно найти как некоторую единицу, способную передаваться от 1-го мозга другому. Потому мим дарвиновской теории — это та неотъемлемая база идеи, которая содержится во всех мозгах; понимающих эту теорию. В таком случае различия Глава 11. Мимы — новые репликаторы. в представлениях различных людей об этой теории не составляют, по определению, часть мима. Если теорию Дарвина можно разбить на составные части таким макаром, что некие люди принимают часть А, не принимая часть Б, а другие принимают часть Б, не принимая часть А, то части А и Б следует рассматривать как отдельные мимы Глава 11. Мимы — новые репликаторы.. Если практически все, кто верует в часть А, верует также и в часть Б, т.е. если оба эти мима, пользуясь генетическим термином, тесновато «сцеплены», то комфортно соединить их в один мим.

Продолжим аналогию меж мимами и генами. В протяжении всей этой книжки я подчеркивал, что мы Глава 11. Мимы — новые репликаторы. не должны представлять для себя гены как сознательные, целеустремленные элементы. Но слепой естественный отбор принуждает их вести себя так, как если б они стремились к некий цели; потому, удобства ради, говоря о генах, мы воспользовались надлежащими выражениями. К примеру, когда мы говорим: «гены стараются повысить свою численность в Глава 11. Мимы — новые репликаторы. будущих генофондах», то по сути имеется в виду, что «те гены, которые ведут себя таким макаром, чтоб их численность в будущих генофондах повышалась, это гены, эффекты которых мы смотрим в мире». Раз оказалось комфортным представлять для себя гены как активные единицы, которые преднамеренно трудятся, чтоб обеспечить собственное выживание, может быть Глава 11. Мимы — новые репликаторы., было бы комфортно точно так же относиться и к мимам. Ни в том, ни в другом случае мы не впадаем в мистику. В обоих случаях мысль цели — всего только метафора, но мы уже удостоверились, как плодотворна эта метафора применительно к генам. Мы даже наделяем гены такими эпитетами, как «эгоистичный Глава 11. Мимы — новые репликаторы.» либо «безжалостный», отлично зная, что это всего только манера выражаться. Можем ли мы точно таким же образом попробовать выискать эгоистичные либо кровожадные мимы?

Тут появляется одна неувязка, связанная с конкурентнстью. Всюду, где существует половое размножение, каждый ген соперничает сначала со своими своими аллелями — конкурентами, претендующими на то же Глава 11. Мимы — новые репликаторы. самое место в хромосоме. У мимов, по-видимому, нет ничего, эквивалентного хромосомам, и ничего, эквивалентного аллелям. Я полагаю, что в неком очевидном смысле многие идеи имеют свои «противоположности». Но в общем мимы больше напоминают 1-ые реплицирующиеся молекулы, хаотично и свободно парившие в первичном бульоне, чем современные гены, аккуратненько расположенные в Глава 11. Мимы — новые репликаторы. собственных парных хромосомных формированиях. Так в каком же смысле мимы соперничают вместе? Следует ли ждать от их проявлений «эгоизма» либо «жестокости», раз у их нет аллелей? Оказывается, таких проявлений ждать можно, так как существует один нюанс, в каком они должны вступать в конкурентнсть.

Хоть какой юзер цифровой вычислительной машины Глава 11. Мимы — новые репликаторы. знает, как ценятся машинное время и объем памяти. В почти всех больших вычислительных центрах они в буквальном смысле оплачиваются средствами либо же каждому юзеру отводится определенное количество времени, измеряемое в секундах, и определенный объем памяти, измеряемый в «словах». Компы, в каких живут мимы, — это человечий мозг. Может быть Глава 11. Мимы — новые репликаторы., что время представляет собой более принципиальный лимитирующий фактор, чем объем памяти, и что оно служит объектом сильной конкуренции. Мозг человека и тело, которым он управляет, могут делать сразу менее одной либо нескольких функций. Если какой-нибудь мим полностью поглощает все внимание мозга данного человека, то это должно происходить за счет Глава 11. Мимы — новые репликаторы. мимов-«соперников». Другие предметы употребления, за которые соперничают мимы, — это время на радио и на телевидении, площадь на маркетинговых щитах, на газетных полосах и на библиотечных полках.

Что касается генов, то, как мы лицезрели в гл. 3, в генофонде могут появляться коадаптированные генные комплексы. Больша л группа генов, определяющих мимикрию у бабочек Глава 11. Мимы — новые репликаторы., оказалась сцепленной в одной хромосоме, при этом так тесновато, что ее можно рассматривать как один ген. В гл. 5 мы повстречались с более утонченной мыслью эволюционно размеренного набора генов. В процессе эволюции в генофонде плотоядных животных появились композиции, детерминирующие надлежащие друг дружке зубы, когти, пищеварительный тракт и органы эмоций, а Глава 11. Мимы — новые репликаторы. в генофондах растительноядных животных сложился другой размеренный набор признаков. Происходит ли что-либо аналогичное в мимофондах? Соединяется ли, скажем, данный неплохой мим с какими-то другими определенными мимами и содействует ли такая ассоциация выживанию участвующих в ней мимов? Возможно, мы могли бы рассматривать церковь с ее архитектурой, ритуалами, законами Глава 11. Мимы — новые репликаторы., музыкой, изобразительным искусством и письменными свидетельствами как коадаптированный размеренный набор мимов, взаимно поддерживающих друг дружку.

Возьмем личный пример: один из качеств доктрины, очень действенный в укреплении религиозных устоев, это угроза адского пламени. Многие малыши и даже некие взрослые веруют в то, что они подвергнутся после погибели Глава 11. Мимы — новые репликаторы. страшным мучениям, если не будут делать требования церкви. Это в особенности отвратительный метод убеждения, причинявший людям сильные психические мучения в средние века и сохранивший свое воздействие даже в наши деньки. Но он очень эффективен. Невольно появляется идея, что этот метод был выдуман макиавеллиевскими священнослужителями, которых специально учили психическим способам Глава 11. Мимы — новые репликаторы. воздействия. Я, сомневаюсь, но, что священнослужители были так изобретательны. Еще более возможно, что безотчетные мимы обеспечили собственное выживание благодаря тем качествам псевдобезжалостности, которыми владеют гены, достигшие фуррора. Мысль адского пламени просто-напросто сама себя поддерживает вследствие собственного очень глубочайшего психического воздействия. Она оказалась сцепленной с мимом о Боге, так как обе Глава 11. Мимы — новые репликаторы. они подкрепляют одна другую и содействуют выживанию друг дружку в мимофонде.

Другой член религиозного комплекса мимов именуется верой. При всем этом имеется в виду слепая вера в отсутствие доказательств и даже наперекор доказательствам. Рассказ о Фоме Неверующем излагается обычно не так, чтоб вынудить нас восторгаться Фомой, но чтоб Глава 11. Мимы — новые репликаторы. мы могли восторгаться поведением других апостолов по сопоставлению с ним. Фома добивался доказательств. Ничто не может быть более небезопасным для неких мимов, чем поиски доказательств. Других апостолов, вера которых была так крепка, что им не требовалось доказательств, выставляют нам как пример, достойный подражания. Мим слепой веры поддерживает себя Глава 11. Мимы — новые репликаторы. самого при помощи таковой обычной осознанной уловки, как отказ от оптимального исследования.

Слепая вера может оправдать все, что угодно. Если человек поклоняется другому божеству либо даже если он в собственном поклонении тому же божеству держится другого обряда, слепая вера может приговорить его к погибели — на кресте, на колу, от Глава 11. Мимы — новые репликаторы. клинка крестоносца, от выстрела на одной из улиц Бейрута либо от взрыва в одном из баров Белфаста. Мимы слепой веры имеют собственные, не понимающие жалости методы распространения; это относится не только лишь к религии, но также к патриотизму и политике.

Мимы и гены часто подкрепляют друг дружку, но время от Глава 11. Мимы — новые репликаторы. времени они оказываются в оппозиции. К примеру, холостяцкий стиль жизни предположительно не наследуется на генном уровне. Ген, который бы детерминировал безбрачие, обречен на провал и может сохраниться в генофонде только при очень специфичных критериях, имеющихся, к примеру, у публичных насекомых. Но все таки мим безбрачия может достигнуть фуррора в Глава 11. Мимы — новые репликаторы. мимофонде. Допустим, к примеру, что фуррор данного мима решающим образом находится в зависимости от того, сколько времени люди растрачивают на активную передачу его другим людям. Всегда, которое уходит не на пробы передать мим кому-то, а на что-то другое, исходя из убеждений мима можно считать потерянным временем Глава 11. Мимы — новые репликаторы.. Мим безбрачия передается священниками мальчишкам, которые еще не решили, чему они посвятят свою жизнь. Средством передачи служат различного рода воздействия, устное и письменное слово, личный пример и тому схожее. Допустим, что свадьба ослабила степень воздействия священника на его паству, так как, скажем, семья стала занимать значительную часть его времени и Глава 11. Мимы — новые репликаторы. внимания. Это и по сути было выдвинуто в качестве официальной предпосылки усиления безбрачия посреди священников. Если б это было так, то отсюда вытекало бы, что выживаемость мима безбрачия могла быть выше, чем мима вступления в брак. Очевидно, в том, что касается гена, детерминирующего безбрачие, тут было правильно оборотное Глава 11. Мимы — новые репликаторы.. Если священник служит машиной выживания для мимов, то безбрачие — нужный атрибут, который следовало бы в него встроить. Безбрачие — только один из второстепенных компонент огромного комплекса взаимно поддерживающих друг дружку религиозных мимов.

Я предполагаю, что коадаптированные мимокомплексы эволюционируют таким же образом, как коадаптированные генные комплексы. Отбор способствует мимам, которые эксплуатируют среду Глава 11. Мимы — новые репликаторы. на собственное благо. Эта культурная среда состоит из других мимов, которые также подвергаются отбору. Потому мимофонд в конечном счете приобретает атрибуты эволюционно размеренного набора, просочиться в который новым мимам оказывается тяжело.

Мои выражения о мимах носят несколько нехороший нрав, но у их есть и неунывающий нюанс. После погибели от нас Глава 11. Мимы — новые репликаторы. остаются две вещи: наши гены и наши мимы. Мы были построены как генные машины, предназначенные для того, чтоб передавать свои гены потомкам. Но в этом нюансе мы будем позабыты через три поколения. Ваш ребенок, даже ваш внук, может быть похож на вас чертами лица, музыкальной даровитостью, цветом волос. Но с Глава 11. Мимы — новые репликаторы. каждым поколением вклад ваших генов миниатюризируется в два раза. Очень скоро этот вклад становится пренебрежимо мал. Наши гены могут оставаться бессмертными, но сочетание генов, имеющееся в каждом из нас, безизбежно погибнет. Елизавета II — прямой потомок Вильгельма Завоевателя. Все же полностью может быть, что у нее нет ни Глава 11. Мимы — новые репликаторы. 1-го из генов старенького короля.

Не стоит находить бессмертия при помощи размножения.

Если, но, вы вносите некий вклад в мировую культуру, если у вас появилась не плохая мысль, если вы сочинили песню, изобрели свечу зажигания, написали стихотворение, они могут продолжать жить в первозданном виде в течение еще долгого Глава 11. Мимы — новые репликаторы. времени после того, как ваши гены растворятся в общем фонде. Как увидел Дж. Уильямс, никого не волнует вопрос о том, сохранились ли на свете хотя бы один либо два из генов Сократа. Мимокомплексы же Сократа, Леонардо да Винчи, Коперника либо Маркони все еще сохраняют полную силу.

Каким бы спекулятивным ни Глава 11. Мимы — новые репликаторы. было представленное тут развитие теории мимов, есть один суровый момент, который мне хотелось бы снова выделить: когда мы рассматриваем эволюцию культурных признаков и их выживаемость, мы должны ясно указывать, о чьей выживаемости речь идет. Биологи, как мы лицезрели, привыкли находить достоинства на уровне гена (либо, зависимо от вкусов, на Глава 11. Мимы — новые репликаторы. уровне индивида, группы либо вида). Но никто из нас до этого не пошевелил мозгами о том, что эволюция данного культурного признака происходила так, а не по другому, просто поэтому, что это прибыльно для самого этого признака.

Нам нет нужды заниматься поисками обыденных био ценностей, определяющих выживание таких вещей, как религия Глава 11. Мимы — новые репликаторы., музыка и ритуальные танцы, хотя они, может быть, и есть. После того как гены снабдили свои машины выживания мозгами, способными к резвой имитации, мимы автоматом берут это на себя. Нам даже нет необходимости постулировать какое-то генетическое преимущество, присущее имитации, хотя это непременно было бы полезно. Нужно только одно Глава 11. Мимы — новые репликаторы.: чтоб мозг был способен к имитации: при всем этом условии возникнут мимы, которые сумеют вполне использовать эту способность.

На этом я закрываю тему новых репликаторов и заканчиваю главу на нотке обоснованной надежды. У человека есть черта, присущая ему одному, развитие которой могло происходить через мимы либо без связи Глава 11. Мимы — новые репликаторы. с ними: это его способность к осознанному предвидению. Эгоистичные гены (также и мимы, если вы принимаете допущенные в этой главе спекуляции) неспособны к предвидению. Это безотчетные слепые репликаторы. Тот факт, что они реплицируются, при неких других критериях значит, что они волей-неволей будут содействовать эволюции свойств, которые в особенном Глава 11. Мимы — новые репликаторы. смысле, принятом в этой книжке, можно именовать эгоистичными. Нельзя ждать, что обычный репликатор, будь то ген либо мим, воздержится от использования краткосрочного эгоистичного достоинства, даже если в дальной перспективе ему придется рассчитываться за это. Мы удостоверились в этом в главе об злости. Невзирая на то что «заговор Голубей Глава 11. Мимы — новые репликаторы.» для каждого отдельного Голубя был бы предпочтительней, чем эволюционно размеренная стратегия, естественный отбор неизбежно предпочтет ЭСС.

Может быть, еще есть одна черта, характерная только человеку: это способность к неподдельному бескорыстному истинному альтруизму. Я надеюсь, что это так, но не стану приводить резоны за либо против либо же строить догадки о Глава 11. Мимы — новые репликаторы. том, как происходила эволюция этой черты на уровне мимов. Я желаю только сказать, что даже если относиться к этому пессимистически и допустить, что отдельный человек в собственной базе эгоистичен, наше осознанное предвидение — наша способность смоделировать в собственном воображении будущее — может спасти нас от наихудших эгоистичных эксцессов слепых репликаторов Глава 11. Мимы — новые репликаторы.. В нашем мозгу есть само мало один механизм, заботящийся о наших длительных, а не просто сиюминутных эгоистичных интересах. Мы можем узреть долговременную пользу роли в «заговоре Голубей» и мы можем усесться за один стол для обсуждения методов реализации этого комплота. Человек обладает силой, позволяющей ему воспротивиться воздействию эгоистичных генов Глава 11. Мимы — новые репликаторы., имеющихся у него от рождения, и, если это окажется нужным, — эгоистичных мимов, приобретенных в итоге воспитания. Мы способны даже преднамеренно культивировать и подпитывать незапятнанный бескорыстный альтруизм — нечто, чему нет места в природе, чего никогда не было на свете за всю его историю. Мы построены как машины для генов и взращены как Глава 11. Мимы — новые репликаторы. машины для мимов, но мы способен обратиться против наших создателей. Мы — единственные существа на земле, способные восстать против деспотии эгоистичных репликаторов.


glava-11-magusi-i-zerkala.html
glava-11-metodi-obucheniya-i-aktivizacii-poznavatelnoj-deyatelnosti-uchashihsya.html
glava-11-mezhdunarodnoe-pravo-prav-cheloveka-3-glava.html