Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм)

Глава 111


А на данный момент побеседуем о моем новеньком правительстве. Я был совсем одинок и являлся куколкой в руках тех, кто полагался на мое качество квазимодить зло, и таким макаром получить неоспоримое преимущество, которое Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) не всегда выходит приобрести за средства. За средства можно приобрести все, но излечиться от синдрома Квазимодо нельзя ни за какие средства. Все исцеление в руках заболевшего. Стань обычным человеком в душе Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) и станешь опять обычным человеком в жизни. А это намного сложнее, чем глотать золотые либо кремлевские «таблетки» и ожидать хорошего результата.

Во время предвыборных поездок я старался встречаться не с элитой, а с ординарными Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) людьми всех профессий. С элитой повстречаются и без меня. Мне было необходимо осознать настроение обычных людей. То, что было в идей обычных людей, меня просто потрясло. В особенности у Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) служащих правоохранительных органов.

Вот пометки по беседе с сегодняшним управляющим службы безопасности, а ранее старшим опером 1-го из региональных управлений.

– Люд у нас по всей стране грамотный. Знает права людей и готов Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) их уважать, не давая противникам способности развернуться. Но начальники наши сходу вводятся в региональную элиту, как во времена большевизма: секретарь губернского комитета партии, прокурор, начальник госбезопасности и начальник органа внутренних дел. Такое ядро, тройка, которая Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) кого захотит, того посадит, кого захотит, того помилует. О том, что есть штатские права, никто не помнит. Стоит выйти на след злодеяния, так сходу команда – стоп. И позже, федеральный Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) центр, стремясь показать свою нужность, дезорганизует всю работу управления сверхчастыми проверками и разработанной системой отчетности. Работнику совершенно не до работы, необходимо приготовить отчеты и сдать. А когда работать? Это уже никого и не волнует. Машина Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) вертится, отчеты пишутся, заработная плата выплачивается. Если составлять умные отчеты, то можно вообщем не работать. То же происходит и с прокуратурой. Дайте возможность работать людям. Обопритесь на обычных работников, для которых интересы Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) страны не пустой звук, которые не зачерствели в бюрократии и уровень коррупции снизится на порядок, так как с ней поведется жестокая борьба.

– Если вам предложат стать директором службы безопасности, – спросил Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) я, – вы можете организовать дело так, как вас учили в академии? Есть у вас надежные люди, на которых можно опереться?

– Не откажусь от предложения и люди есть, только вот фантастикой я не увлекаюсь Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм), – произнес мой собеседник и рассмеялся.

– Если все остается в тайне, – произнес я серьезно, – то такое предложение последует. В революции и бойцы становились маршалами.

– Я готов, – просто ответил будущий директор и мы попрощались.

Практически Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) такая же запись беседы с одним из служащих милиции в звании майора и в должности старшего оперуполномоченного уголовного розыска. Я даже не стал записывать то, что гласил он мне и что было Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в его идей. От того, что было у него в идей, сгорит неважно какая бумага. И была боль за свою работу, за людей, которые не могут тихо выйти на Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) улицу с пришествием сумерек, за характеры в высших руководящих кругах, за золотые кровати в домах приемов, взятки, взятки, взятки, прямое сотрудничество с организованной преступностью и все это должны прикрывать обыкновенные сотрудники.

– Вы готовы стать министром Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) внутренних дел? – спросил я майора.

– И никто не будет висеть у меня на руках и ногах? – уточнил он.

– Не считая закона – никто, – подтвердил я.

– Готов и смогу, – произнес мой Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) кандидат.

Естественно, я им обоим помогу, у меня в записной книге есть много кандидатур на должности их заместителей и кандидатов в преемники, если дело не пойдет. Когда в стране системный кризис, необходимо поменять Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) всё и не страшиться, что что-то разрушится, так как, по идее, громить необходимо все, до основания и выстраивать новое. Но можно вычистить конюшни и реконструировать все сооружение.

Я никого не Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) посвящал в свои планы, за исключение собственного сокурсника по институту. С ним мы дружим издавна, не так, чтоб «не разлей вода», но если что-то по-серьезному, то я обращаюсь только к нему, а Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) он ко мне. Потому никто и не мог сообразить, что мой вроде бы далекий друг мог играть такую важную роль. А он сформировал правительство и встречался от моего имени с кандидатами на Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) высшие посты. Мне даже не пришлось его уговаривать стать управляющим аппарата президента.

– Алексей, я всегда веровал в тебя, – произнес он и за два месяца выполнил мое поручение. Когда он пришел ко мне Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) с отчетом о расходовании выданных средств и принес остаток, я совсем уверился в том, что годы его не изменили. Ох, не завидую я тому, кто попробует ему намекнуть насчет взятки либо Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) протекции не по заслугам.


Глава 112


Все нововведения в Богославии вызвали поддержку населения и жестокое сопротивление власть предержащих, у каких вышыбли почву из-под ног. Саботаж мы пресекали самым решительным образом, ужесточив Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) за это наказание. Кто захотит получить бессрочное заключение за неисполнение распоряжений власти и получение взятки в несколько тыщ рублей?

Поначалу нам никто не веровал. Но когда пошли 1-ые процессы и на скамье подсудимых оказались малыши Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) и родственники элиты, и сами представители этой элиты, и срок наказания варьировался в границах от 20 лет до бессрочного заключения, то весь люд прочно задумался. Бросил на весы мимолетную выгоду и что Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) из этого выйдет. Взяткодателей ловили целыми конторами как преступников, на которых объявлена охота.

Тех, кто устраивал собственных отпрысков на приличные чиновничьи должности без соответственного опыта работы и квалификации клеймили во всех Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) газетах. Если виноватый в коррупционном деянии в течение 3-х дней не подавал заявления об отставке, его увольняли по статье без права занимать должности в системе муниципального управления.

Приблизительно так же велась Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) борьба с контрафактом. Как с наркотиками, так и с контрафактом. Человек, продавший два грамма героина, раздававший детям «бесплатный» наркотик, организовавший наркопритон, получал бессрочное заключение. Точно так же, как и человек, подделывающий изделия Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) официальных производителей либо торгующий авторскими произведениями без разрешения создателя и тем паче документами о получении образования. Хозяев всяких липовых удостоверений сажали пачками и без дискуссий.

На истошный вой еврочеловеков мы ответили судом над наркокурьерами и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) производителями контрафакта из Европы. Но для еврочеловеков мы сделали послабление: возможность через 20 лет заключения обратиться с просьбой о помиловании.

Уголовный кодекс мы перераблотали. Наказания по всем статьям были ужесточены. Грех стали Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) называться так, как они есть. Шпионаж, диверсии, бандитизм, геноцид.

Мне приходилось часами медитировать, чтоб посильнее квазимодило тех, кто, как в песне поется – «честно жить не хочет».

Ученые сделали для меня Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) усилитель мозгового излучения в виде царской короны. Шутники. Молвят, что у меня очень сильное мозговое излучение. Раз в день, в полдень, я медитировал в течение 10 минут и мои импульсы передавались на все телевизионные Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) ретрансляторы. Выходило, что я как муэдзин собирал правоверных к полуденной молитве – намазу. Результатом было усиление проявлений синдрома Квазимодо у тех, кто бурлил от злости к новейшей власти.

Совместно с тем, по последним данным число Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) людей, избавившихся от синдрома, подросло до семидесяти процентов, а ведь годом ранее число заболевших составляло 70 процентов от общего числа населения.

За 1-ый год новейшей власти Богославия стала преображаться. Чуть не все Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) население стало заниматься предпринимательством в той либо другой форме. Заявительный нрав регистрации бизнесмена, отсутствие сертификации на производимую продукцию, кроме, естественно, той продукции, которая идет внутрь организма и не должна наносить вред. Понятный и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) единый налоговый кодекс прямого деяния без всяких подзаконных актов уменьшал бюрократию и не давил налогами маленького бизнесмена. Если не было никакой деятельности, то не было и платежей. Правительство старалось Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) не накалывать люд. И люд это ощущал.

Не считая того, мы произвели переоценку главных фондов и прирастили капитализацию экономики, выйдя на фаворитные позиции в мире. Большой капитал заволновался, опасаясь оказаться в числе Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) последних около прибыльной кормушки. Но эта кормушка была прибыльна и для нас, так как подразумевала прямые инвестиции в развитие экономики.

В тот же период началось освоение и обширных просторов страны по проекту Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) «Одноэтажная Богославия». Крестьяне, производители продукции из дерева, собиратели и переработчики дикоросов, производители пушнины, рыбаки, дорожные рабочие, охотники, служащие лесной и природной охраны, скотоводы селились в комфортных для их местах. Нужна земля? Бери. Необходимо строиться Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм)? Вот для тебя кредит. И началось освоение Богославии. Это будут многодетные семьи. На их не действует никакая моя медитация, так как они озабочены не ненавистью, а страстью к созиданию и обустройству Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) собственной жизни.

Сказки о неплохой и свободной жизни растекаются по всему свету в мгновение ока. В наших посольствах и консульствах стояли очереди из наших сограждан и зарубежных людей, желающих жить и работать у нас Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Даже осужденные на всю жизнь подавали прошения об освобождении для работы в самых тяжелых критериях. И часть мы освобождали условно-досрочно до первого нарушения.

Иноземцам мы предоставляли гражданство на Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) наших критериях и давали срок на интеграцию в наше общество, не запрещая им сохранять свою культуру и язык.

Тем, кто жил в Величавой Богославии до ее распада, гражданство предоставлялось на льготных критериях Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм).


Глава 113


Внутренние трудности страны решались вроде бы сами собой при маленький корректировке со стороны власти. Были отменены запреты на внедрение гражданами муниципального флага и герба. Хоть какой человек мог ходить с флагом руках, где Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) только ему вздумается, и никто не завлекал его к ответственности за глумление над государственным эмблемой. Герб Богославии, двуглавый орел находился во всем. Герб поменял японские кокарды на головных уборах военнослужащих Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм), была гербовая посуда, символ герба наносился на одежку, на изделия индустрии. Он был всюду, и был почитаем всеми гражданами нашей страны. Все малыши и взрослые знали наш гимн и пели его с наслаждением. В Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) почти всех домах на флагштоке развевался флаг Богославии.

По данным разведки, в развитых забугорных странах вырастает встревоженность ростом экономического потенциала Богославии. Когда-то она была величавой державой, но позже утратила свое воздействие в Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) мире, расколовшись на полтора 10-ка маленьких стран, которые врассыпную кинулись в объятия западного мира, да только там их никто не ожидал, хотя все жаждали развала Богославии. Сама Богославия не развалилась. Пожалуй, она Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) окрепла в борьбе с финансируемыми Западом сепаратистами.

В течение последних 3-х месяцев «заквазимодило» практически всю элиту отколовшихся от Богославии стран, в особенности тех, кто размещен по побережью Балтийского моря, а так же Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) бывших союзников по Варшавскому договору. В связи с этим страны так именуемого старенького Запада ввели ограничения заезда на их местность новых союзников по военному блоку, предназначенному для противодействия Богославии. Все страшились Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) распространения синдрома Квазимодо и у их.

Как нам стало понятно, все научные и мед центры Запада получили срочное задание по исследованию парадокса синдрома Квазимодо и получения сыворотки по предотвращению его распространения. Издевки Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) над Богославией в качестве страны квазимод равномерно закончились. На данный момент уже никто не называл нас Квазимодией.

Контрразведка и служба охраны представляли мне для чтения детективные романы о готовившихся на меня Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) покушениях и о том, что планы срывались на стадии их планирования либо реализации в связи с резким обострением синдрома Квазимодо у исполнителей. Я лицезрел фото этих людей. Скажу честно, мне их жаль. Кусочки скрюченного Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) мяса, способные моргать очами.

По цепочке наши контрразведчики выходили на заказчиков и получали неоспоримые данные об их антиправительственной деятельности.

Тот, кто задумывается, что к задержанным используются пытки и избиения Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм), как до моего президентства, тот очень ошибается. Все милицейские держиморды стали квазимодами без надежды на излечение. Посреди их и те держиморды, которые пытками достигнули генеральских погон. Под пытками человек способен обмолвить и себя, и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) кого угодно. Если не способен к оперативной работе и легализации оперативной инфы, лучше уходи, пока тебя не заквазимодило так, что место твое будет исключительно в квазимотории.

Я никогда не был Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в квазимотории, но слушал откровенные рассказы о их. Это приблизительно тоже, что и колумбарий, только ячейки побольше и в ячейках на воздушной подушке, чтоб не было пролежней, квазимоды с присоединенными трубками входящих и исходящих жидкостей Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Висят в безвоздушном пространстве и очами лупают. Родственники к ним приходят в родительский денек, Радуницу, раз в год по вторникам, чтоб поглядеть на их, поплакать, рюмку водки испить за упокой Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в квазимотории и до последующего родительского денька.


Глава 114


Я почему так тщательно сказал о квазимотории? Как раз желал рассказать о том, как контрразведка выходила на заказчиков моего убийства. Пациенты квазимотрия не безвыходны. Все они Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) могут возвратиться в свое первоначальное состояние, если очистят свою душу от грязищи. Но все ли на это способны? Не все. Ой, как не все.

Итак вот. Схваченному с намертво зажатой Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в руках винтовкой квазимоде предлагается исцеление ее методом облегчения души собственной. У киллера нет ненависти к собственной жертве. Обычный бизнес. Как мясник на мясокомбинате. Дома он свою хрюшку гладит за ухом и умиляется Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) до слез, а с утра убивает этих хрюшек без счета и его фото как передовика с видной надписью: «Убойщик 5-го разряда убойного цеха, ударник капиталистического труда». Киллеры, обычно, даже из числа Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) ударников, предпочитают не афишировать свои физиономии.

Киллеру не с руки отвечать на все вопросы, потому контрразведчики сначала подрезают намертво зажатую винтовку, выковыривают все детали, которые можно выковырять, не повредив тело киллера, так Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) как, немножко распрямившись, он сходу старается уничтожить себя. Как скорпион. И ему задают самый обычной вопрос:

– Ты хочешь стать обычным человеком?

Следует моргание очами – да!

И сходу некое облегчение в теле.

– Если Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) ты ответишь на наши вопросы, ты опять станешь обычным и мы будем держать тебя в таковой кутузке, где тебя никто не отыщет. Кто заказчик убийства?

Как мне разъясняли, главный вопрос ставится кое-где поближе Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) к концу допроса, но в этом случае он ставится первым. Не ответишь – останешься в квазимотории, и заказчик не преминет кончить тебя там.

Специально для еврочеловеков – в отношении хладнокровных убийц это человечно Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Будет человечно лишить его жизни и без суда и следствия, только выяснив данные заказчика. Но в Богославии смертной экзекуции нет. Есть кутузки и квазимотории.

Вчера была церемония вручения верительных грамот Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) послами зарубежных стран. Засол подходит, вручает верительную грамоту, мы обмениваемся рукопожатиями и фотографируемся с послом. Вот и вся церемония. Я вижу посла, он лицезреет меня, я знаю, что есть представитель другого страны, к которому можно Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) обратиться по мере надобности срочного решения вопросов.

Во время церемонии камеры объективно запечатлели, как два посла не прекрасно расположенных к Богославии стран на очах у всех начали скрючиваться от судорог Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм), так и не передав собственных верительных грамот. Другие были потрясены, но не утратили людского вида.

Корреспонденты не без методической помощи нового директора службы безопасности дали свойства скрюченных послов и политики их Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) стран в отношении Богославии. Была вычислена и математическая закономерность, именуемая прямой пропорцией: чем больше враждебность, тем больше квазимодство.

Первыми запаниковали парламенты, предлагая установить санитарный кордон меж Богославией и остальным миром либо подвергнуть Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) Богославию атомной бомбардировке, чтоб убрать распространение квазивируса по всему миру.

Под щелканье камер и фотовспышек бедняг парламентариев-ястребов уносили на носилках. Кое-кто из депутатов начинал крючиться прямо в зале на собственном месте. Обычные Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) депутаты так и оставались нормальными людьми, не упускавшими способности покритиковать Богославию по какому-либо вопросу.


Глава 115


Собственный 1-ый муниципальный визит в качестве президента Богославии я сделал в страну, с которой мы два раза Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) вели войны в Глобальных войнах.

Умопомрачительно, но эта страна совладала с фашизмом намного резвее, чем шла вся война. Естественно, фашисты никуда не делись, они просто дали подписку в том, что Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) больше не будут проповедовать идеи национал-социализма. Как побежденную, эту страну обкромсали с юга, с востока и с северо-востока. Даже Богославии отломился жирный кусочек, с которым она не знает что делать Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). И развивать его неловко, анклав, отрезанный от фактически Богославии (таковой же как Конфликтовань, де-факто принадлежащий исламскому Назыру, но исторически всегда прошлый христианской территорией), и кинуть жаль.

Все же, прошлый агрессор восстановился и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в тех границах, что осталось от него, и занял подобающее место в Европе.

Визит проходил по установленному регламенту и никого не квазимодило, даже старичков, которые приехали пообщаться с нашими ветеранами.

Естественно, богославские Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) старички никогда не имели того, что имели и имеют ветераны этой страны, но это все зависло от марксистского управления Богославии, которое старалось выровнять всех под одну линейку: народу одно, элите – другое и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) тот, кто перескочит эту планку, тот встанет к стене.

И на данный момент они посиживали группами с 2-ух сторон, вроде бы в окопах, с энтузиазмом смотря друг на друга уже не Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) через прицелы автоматов. Кто-то еще помнил богославский язык, выученный в плену.

Встреча носила чисто символический нрав, обозначая действительное окончание войны и отсутствие ненависти друг к другу.

В процессе встречи один на один с Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) канцлером (встреча один на один это так молвят для журналистов, но на встрече находятся переводчики и протоколисты, не может быть такового, чтоб глава страны вел свою политику) мы обговорили Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) перспективы наших отношений и условились о совместных деяния по обеспечению европейской безопасности.

В коммюнике о переговорах было сказано, что мы достигнули исторического прорыва в наших отношениях. У каждой страны есть «святая святых» в вопросах интернациональных Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) отношений и эти мелкие папочки кропотливо хранятся даже самыми заклятыми друзьями, хотя их обнародование способно нанести вред более сильный, чем от военных действий.

Пресса, естественно, отлично покаталась на косточках этого заявления Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм), вспомнив такие же «прорывы» перед Первой и 2-ой глобальными войнами.

Сразу, журналисты сказали сенсацию о полосе заболевания синдромом Квазимодо обитателей Польши. Как было установлено, полоса эта совпадала с курсом полета самолета нашей делегации Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Но всех поражало малое количество заболевших в стране посещения.

Сегодняшние пресс-конференции похожи на допрос с пристрастием. И искусством управляющего является полное и подробное освещение интересующего сми вопросы, не затрагивая инфы из Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) особенных папок.


Глава 116


Мои домашние дела шли отлично. Тыл был прикрыт. Росла дочка. Я не приверженец вербования жен к работе супруга. Ну и супруга не рвалась на пост первой Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) леди страны. Семейственность в политике не всегда хороша. Царям и императорам это было необходимо, чтоб не пускать сторонних в домашний бизнес.

Все люди, занимающие самые высочайшие посты, временами сетуют на то, что у Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) их сильно много работы, что они не могут всеполноценно отдохнуть, заняться возлюбленным делом, уделить достаточного времени семье… Но никто из их не отрешается от этой должности и даже тогда, когда по Конституции приходит время Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) передачи бремени власти, то начинаются игры, чтоб каким-то образом еще остаться у власти под предлогом того, что не успел воплотить то, что желал. Смотря на верхи, точно так же делают и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) губернаторы регионов и так по цепочке типо выборных должностей.

Некие люди за всю свою жизнь не успевают воплотить то, к чему они стремились. Похоже, что это только африканская и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) богославская манера избранным руководителям оставаться у власти на всю жизнь. Я так делать не буду. Скоро завершается 1-ый срок. Выборы будут проводиться на другой базе и все партии сумеют представить собственных кандидатов, а Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) я на этот период передаю власть премьер-министру, становлюсь таким же кандидатом, как и все, не имея никакого административного ресурса, разве что не считая полагающейся мне охраны.

Положение в стране тоже стало выправляться Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Законы прямого деяния и публичное воздействие на выборное управление преобразили Богославию.

Люд стал отвечать себя и за свою страну. Никто не писал президенту жалобу о том, что кое-где тропинка на газоне портит Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) вид, а калитка на заборе покосилась. Брали и делали. Мусор мимо урны кто-то кинул. Брали нарушителя за шиворот и заставляли кинуть мусор в урну. Либо собирали собрание жильцов района Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) и добивались от властей сделать то, что необходимо.

В наших Университетах стало учиться много зарубежных студентов, наши спецы были нарасхват, но не достаточно кто уезжал за границу. Собственных дел было невпроворот.

Со Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) стороны интернационального общества стали высказываться претензии к Нобелевскому комитету об особенном благоволении к Богославии.

И у нас появились стратегические автодороги. Истинные автобаны. И даже вспомогательные дороги по качеству были ничем не ужаснее американских хайвеев Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм).

А какие собственные автомашины стали создавать в Богославии! За границей с руками отрывали сравнимо дешевенькие и надежные автомашины. Любая машина имела имя собственное, которое стало прилипать и к маркам конкурирующих Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) машин. Во время войны был гвардейский реактивный миномет «Катюша», позже установка залпового огня «Буратино». А мы поставляли на наружный рынок автомобиль «Филипп», хетчбек «Марина», универсал «Балтика», купе «Иван Грозный», автомобиль с откидным верхом Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) «Барыня».

Экологические курорты и маршруты экстремального туризма превратили Богославию в Мекку здорового отдыха. Респектабельные люди приезжали к нам, чтоб напиться в сиську, дать выход собственной энергии, поломать мебель, разбить дорогую посуду, разбить венецианские Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) зеркала, вышибить окна, двери, обвалить балкон и в заключение получить кулаком в торец. И все оплачено. При этом, больше, чем оплачено, ему ничего не позволяется и если была заказана стычка, то Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) она состоится в любом случае и без всякой халтуры. Позже он будет вспоминать всю жизнь, что он был в Богославии и отвел душу так, как не мог это сделать нигде.

Всего только за Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) четыре года люд Богославии ощутил себя людьми, имеющими вес в управлении государством, а не винтиками и щепками в руках слесарей и дровосеков. Чужого нам не нужно, собственного не отдадим. Ко всем с Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) лаской, но всякую бестактность мы примечали и давали ей серьезную отповедь.

А здесь подошло время и получения приглашения от президента США посетить его страну с официальным визитом. У него Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) заканчивался срок президентства и у меня. Так что, это будет просто визит вежливости без подписания каких-то документов.

Я понимаю, почему так вышло. В Богославии осталось всего только 10 процентов трудноизлечимых квазимод от всего Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) населения. А в других странах число квазимод колеблется, то увеличиваясь, то уменьшаясь зависимо от фурроров в Богославии. И совершенно без квазимод жить не любопытно.


Глава 117


Встреча прошла на высшем уровне, как и положено по Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) интернациональному протоколу. Красноватая дорожка. Знатный караул. Салют наций. Кортеж в сопровождении мотоциклистов. Приемы. Встречи. И, в конце концов, беседа президентов за чашечкой кофе.

– Алексей, – произнес мой сотрудник, – мы пристально Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) смотрим за Богославией и не можем не подивиться вашими фуррорами. Послереволюционный интерес ваших масс, поддерживаемый органами НКВД, привел к хорошим результатам индустриализации. Но то, чего достигнули вы за последние четыре года, просто Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) мозгу непостижимо. По собственному потенциалу вы опередили всех соперников в Европе и приблизились к нам. Наши аналитики считают, что побудительным мотивом для вашей страны явился синдром Квазимодо. Что вы скажете по изготовленными Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) нами выводам?

– Соглашусь с вами, дорогой Крис, – произнес я. – Синдром проявляется только у нехороших людей и исцеление состоит в избавлении от худших параметров человека.

– Наши аналитики считают, что вы являетесь переносчиком вируса квазимодо, – произнес мой Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) собеседник, – даже я как-то опасаюсь, а вдруг завтра вся Америка увидит, что у их президент квазимода.

– Понимаете, сотрудник, – улыбнулся я, – нельзя ни в чем быть уверенным. Квазимодо живет в каждом человеке Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Может быть, что я просто как проявитель в фото. На фотопленке как бы ничего нет, а полили проявителем и сходу начали прорисовываться изображения.

– Алексей, – спросил меня президент, – вы можете Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) на данный момент поменять программку вашего пребывания в нашей в стране и уделить хотя бы три денька для поездки по Америке? Я желаю, чтоб квазимоды Америки проявились и наше общество перевоспитало их Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Но это по очень большенному секрету. Сейчас мы встречаемся на ужине у меня на ранчо. Нас будет всего четыре человека. Я с супругой и вы со собственной женой. Покажите мне, в чем красота вашей Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) богославской водки.

– Отлично, Крис, – произнес я, – я останусь еще на три денька. Начальники протокола согласуют программку пребывания. Водку и закуску для нее я привезу с собой.

После обеда на совещании Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) с членами делегации я выложил просьбу южноамериканского президента, выложил свои опаски и предложил высказаться.

Большая часть моих помощников высказались за продолжение визита:

– Пусть америкосы поглядят на себя стороны, увидят, какие у их Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) есть квазимоды.

– Может быть, что это и есть тот прорыв в наших отношениях. Эх, заглянуть бы вперед, лет на 100, поглядеть, верно ли мы делали?

Ужин 2-ух президентов на ранчо прошел по-домашнему. Татьяна Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) приготовила все закуски для водки. Естественно, были у нее и квалифицированные ассистенты, разложившие все по небольшим тарелочкам и упаковав их в комфортные коробки. Грибы – соленые рыжики и грузди, селедка в масле с Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) колечками лука, сало соленое с чесноком, картофель вареной со сливочным маслом и зеленью. Положив все на стол, Татьяна произнесла:

– Никаких вин я пить не буду. Составлю компанию супругу и его сотруднике.

Удивленно пожав Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) плечами, супруга владельца ранчо отдала приказ убрать со стола вино и фужеры.

После 2-ой рюмки беседа пошла оживленно, благо все знали один язык – британский, а богославская водка упрощает осознание меж Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) людьми различных национальностей.

Один японский поэт по этому поводу написал довольно именитые хокку:


Коньяк бочковой –

Созиданье природы.

^ Но он не сближает народы.


Вот кактус вырастает

И там гонят текилу.

И что она даст современному миру?


Вот Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) скотское виски,

Самогон на орешках.

И дружба народов в больших дырах.


И богославская водка,

Чиста, как слеза.

И сходу светятся от дружбы глаза.


Все молятся Солнцу.

Все малыши Природы Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм).

За водкой сдружились народы.


Малоречивая супруга южноамериканского президента, мама 4 деток даже запела с нами после 4-ого тоста:


^ Степь да степь кругооом,

Путь далек лежит,

В той степи глухой

Зааамерзал ямщик.


Глава 118


Трехдневная поездка вымотала и Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) меня, и южноамериканского президента.

Перед моим отъездом в аэропорт Крис произнес мне:

– Сейчас объявляю для себя выходной, а для тебя приятного отдыха во время полета.

Пока я летел, южноамериканский президент Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) выступил с воззванием к цивилизации, где сказал, за счет чего так поднялась Богославия. Он просил, чтоб все пристально отнеслись к людям, заболевшим синдромом Квазимодо и что единственное лечущее средство для их – исправление Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) состояния души.

Как гласит древняя богославская поговорка – что фермеры, то и мортышке, – со всех боков с подачи южноамериканского президента посыпались приглашения посетить европейские страны с официальными визитами.

Для моей встречи в аэропорты стягивали максимально Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) большее количество людей, выплачивая им средства за стояние повдоль улиц и роль в многомилионных митингах.

В Китае на меня не молились, но толпы людей бежали к тем улицам, по которым проезжал я, а Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) власти издавали цитатники моих изречений.

Жители страны восходящего солнца организовали пошаговую телетрансляцию моего визита. Не было ни 1-го японца, который бы реально и виртуально не соприкоснулся со мной.

Индия засыпала меня цветами Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) и песнями, толпы народа собирались там, где был я. Сотки телекамер нацеливались на меня, и я лицезрел на мониторах большим планом мои шевелящиеся губки для тех, кто совсем не слышит.

В Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) мусульманских странах я выступал перед теми, кто шел на хадж и камень Каабы призывно чернел вдалеке.

Все отлично знали, на что они идут, но визиты не отменяли.

В мире вспыхнула Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) эпидемия синдрома Квазимодо. Но никто этой эпидемии не страшился. Заразы не было. Была злость к ближнему и негатив к Богославии. Больше всех пострадали неугомонная Польша и ее соседи из 3-х Прибалтийских республик. Злость Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) к ближнему исцелялась убеждением и молитвой, а вот негатив к Богославии не вытравливался. Чем больше людей призывали к тому, что необходимо запамятовать старенькые обиды и жить реалиями 20 первого века, тем посильнее Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) квазимодило бедных поляков. Но не всех. Половина поляков стремительно встала на ноги и приняла обычный человечий вид. 2-ая половина упивалась своим квазисостоянием, говоря всем остальным:

– Смотрите, как мы страдаем за Речь Посполитую против проклятых Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) богославов. Не забудем обид панских, и пока богославы не приползут к нам на коленях, повесив на шейку привязанные веревкой ножны от их клинков, мы даже мыслить не будем о замирении с Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) ними.

Сами поляки извинялись за их перед другими народами и выражали сострадание своим квазимодам, надеясь, что проблески сознания возвратятся и к ним.

Прибалтийские квазимоды шли далее. В эсэсовских мундирах и в Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) форме лесных братьев они ковыляли по улицам собственных городов, поселков, деревень и неистово орали «Хайль Гитлер», позвякивая Рыцарскими и Стальными крестами. Даже всегда толерантная к противникам Богославии европейская общественность кривилась при виде этих обезьян Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в мундирах с крестами.

Масла в огнь подлили прибалтийские сми, вспомнив, что синдром Квазимодо пришел к ним из Богославии. Они будто бы подстегнули мирных людей в собственных странах, и число квазимод Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) там стало расти в геометрической прогрессии.

Нам это было не в диковину. У нас много собственных квазимод из ура-патриотов и представителей тоталитарной партии, в свое время узурпировавшей право на правду, которая укладывалась Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) в их идеологию.

Зато верно держались мусульмане. Их муллы и имамы гласили правоверным, что у каждого квазимоды, если он не прилагает усилий к исправлению себя, нос становится схожим на свиной пятачок Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм). Но конструктивные исламисты мучались точь-в-точь как поляки, прибалты и коммунисты.

Ученые во всех лабораториях мира изучали клеточки квазимод, чтоб выделить субстанцию для производства продукта, мазнув которым по руке человека Глава 111 - Олег Северюхин (Иван Блюм) можно сходу сказать, кто он таковой по цветовой таблице окрашенного лекарства.




glava-11-osmeyanie-professij-yu-rasskazov-131.html
glava-11-osushestvlenie-gorodom-moskvoj-funkcij-zakon-goroda-moskvi.html
glava-11-otvetstvennost-uchebnik-otvetstvennie-redaktori.html